МОСКВА. СЕВЕРО-ЗАПАД

35 подписчиков

Свежие комментарии

  • Михаил Васильев
    Нормальные люди всегда писали: в Строгино, в Останкино, в Царицино, в кино! А Вы сейчас всё через Ж...У на Е кончается!Роспотребнадзор п...
  • Агрофена Иванова
    На военное положение- и всем вакцинироваться( кроме - кому нельзя)--- иначе так и будем всю жизнь в масках ходить и б...Министр труда РФ:...
  • Сергей Дмитриев
    Как относятся стражи исторического наследия кЫ комуфляжу Мавзолея "во дни тожеств народных" в "Этот праздник День Поб...Собянин рассказал...

Истории «красной зоны»

Фото из личного архиваВышла книга волонтёра, которая год ухаживала за больными COVID-19 в щукинской больнице «Дневник волонтёрки» — так называется книга Таши Соколовой, на днях вышедшая в свет. Целый год 29-летняя Таша проработала волонтёром в «красной зоне» в ГКБ №52 в Щукине, помогая выхаживать больных коронавирусом. О том, как это было и как рождалась книга, она рассказала «СЗ». Начала писать, чтобы не сойти с ума По профессии Таша журналист. До пандемии работала продюсером публичных лекций. — Когда в апреле прошлого года все уже были в самоизоляции, я поняла, что не могу сидеть в четырёх стенах, — признаётся она. — Муж меня понял и одобрил моё решение пойти волонтёром в больницу. Первые ощущения в «красной зоне» — от антиковидного костюма: в нём жарко, неуютно, страшно. Потом понимаешь: это цветочки. Ведь смерть всегда рядом, хотя работа волонтёров — только помощь медперсоналу: измерить больным температуру и уровень сатурации, сменить постельное бельё и памперсы, накормить больных. — Первой пациенткой, что умерла у меня на глазах, была девушка, с которой я успела подружиться, — говорит Таша. — Она моя ровесница. Мы с ней много разговаривали, пока она лежала в отделении. И вдруг она умерла. У неё оказалось 90-процентное поражение лёгких, и дышать ей просто было нечем… Из больницы до метро я шла, плакала и не могла остановиться.
Именно тогда, чтобы не сойти с ума, Таша начала писать. — Когда муж прочёл первые записи, он сказал, что это может быть книгой, — говорит Таша. — А когда она была готова, отправил её в издательство. Уже через три часа ему перезвонили и сказали, что книгу напечатают. За любимой — в реанимацию Книгу «Дневник волонтёрки» Таша Соколова посвятила своей бабушке, которая тоже умерла от СOVID-19. — Когда её привезли в нашу больницу, я поняла, что шансов почти нет, — рассказывает девушка. — Страшнее всего было осознавать своё бессилие. Я была рядом с ней все эти дни… Однако «красная зона» — это ещё и потрясающие истории любви и верности. — Однажды к нам поступила женщина в тяжёлом состоянии, её сразу положили в реанимацию, — вспоминает Таша. — Её муж пришёл к нам, сказал, что готов работать волонтёром, лишь бы быть рядом с любимой. И отправился в реанимацию. Мыл полы, кормил пациентов, обрабатывал пролежни, но видел жену каждый день. Когда она пришла в сознание, сразу увидела его. Вместе плакали от счастья Как-то в больницу с тяжёлой дыхательной недостаточностью и без сознания поступил гражданин Армении. В реанимации он пролежал больше месяца. Семья в это время его искала, но из Армении это было непросто.  — В заявлении было не много примет — возраст, рост, цвет волос и глаз, но была одна деталь — золотой армянский крестик, он немного отличается. По крестику его и искали. И тут в один из городских моргов привезли погибшего без документов, но с таким крестиком. Связались с близкими. Те погоревали и сказали, что, как только станет возможно, прилетят в Москву. И вдруг наш армянин в реанимации открыл глаза, — вспоминает Таша. А когда узнал, что пролежал в больнице месяц, стал умолять позвонить родственникам. — Мы связались с его братом. Вначале тот...
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх