МОСКВА. СЕВЕРО-ЗАПАД

35 подписчиков

Свежие комментарии

  • Агрофена Иванова
    На военное положение- и всем вакцинироваться( кроме - кому нельзя)--- иначе так и будем всю жизнь в масках ходить и б...Министр труда РФ:...
  • Сергей Дмитриев
    Как относятся стражи исторического наследия кЫ комуфляжу Мавзолея "во дни тожеств народных" в "Этот праздник День Поб...Собянин рассказал...
  • Григорий Соколов
    Какое историческое наследие, когда оно всё сносится?Собянин рассказал...

Анатолий Скорякин: «Я пел с Полом Маккартни…»

Фото Ольги ЧумаченкоИзвестный артист живёт в Щукине «Тот самый Мюнхгаузен», «Синдикат-2», «Сибирский цирюльник» — на счету у Анатолия Скорякина более 100 киноролей. Вот уже 20 лет артист живёт на улице Академика Бочвара в Щукине. О кино и о том, что он считает главным в своей жизни, артист рассказал «СЗ». Мама ставила меня на табуретку — Анатолий Евгеньевич, в «Вокзале для двоих» вы играете коменданта колонии. И у вас, по сути, пара фраз. Когда Рябинин не успевает к утренней поверке и играет на аккордеоне из-за ограды, чтобы его услышали, ваш герой с облегчением вздыхает: «Здесь он… Он вернулся!» — Первоначально эта роль была намного больше, а тюремная тема — гораздо более значимой. Перед съёмками Рязанов сказал: «Толя, мне эта сцена очень важна. За этими словами — айсберг». Рябинин-то, по сути, вернулся не в колонию, а к себе, к тому, каким он был раньше. Снимали зимой, мороз, холодно. Дорога, по которой Басилашвили с Гурченко бегут, — это на карьере в Люберцах. Реальная колония в Икше, заключённых специально для съёмок отобрали. И вот перерыв, Рязанов кричит: «Всем быстро греться!» Начальник колонии чуть с ума не сошёл: «Куда? Ни с места, им никуда отлучаться нельзя!» А Рязанов говорит: «Сейчас это не зеки, а актёры!
Они должны играть, мне нужны артисты живые, а не окостеневшие на морозе!» Потом я слышал, как зеки переговаривались: «Во Рязанов, мы думали, он так… а он — настоящий!» — Когда вы поняли, что хотите быть артистом? — В шесть лет, в Челябинске, в бараке, где мы жили. Два раза в месяц мама ставила меня на табуретку, собирались соседи, и я пел «Утро встаёт над Невой», «По диким степям Забайкалья», «Гоп со смыком». Меня хвалили, угощали конфетами. Я просто чувствовал, что людям нравится меня слушать, жизнь кажется им не такой тяжёлой. И на сцену вышел рано, ещё в школе. Не хочу быть гарниром — А на сцене вы пели? — Да, причём на оперной. Середина шестидесятых, я студент Саратовского театрального училища, играю в Саратовском ТЮЗе. И вдруг в училище приходит режиссёр Саратовского академического театра оперы и балета и говорит моему мастеру Юрию Михайловичу Сагьянцу: «Слушай, я «Хованщину» ставлю, «Тихий Дон», мужиков не хватает». Юрий Михайлович говорит: «Какие у меня мужики, у меня одни пацаны». А режиссёр показывает на меня: «А вот этот рыжий? Давай его сюда!» На первой же хоровой репетиции в сцене с казаками я как врезал: «Маруся, раз, два, три!» — и несколько лет работал в двух театрах. — Вы могли сыграть муровца Ивана Пасюка в фильме «Место встречи изменить нельзя»? — Да, я был утверждён на эту роль, но съёмки шли на Одесской киностудии, и у Говорухина потребовали, чтобы в картине было больше местных актёров. На пробах я встретился и с Владимиром Высоцким. А Ивана Пасюка со всеми его словечками сыграл украинский актёр Александр Милютин. Кстати, вскоре после этого я перестал ходить на пробы: не хочется быть гарниром. Часто отбор — это имитация, просто на это заложена смета. На самом деле всё уже решено, режиссёр с самого начала знает, кого будет снимать. — Тем не менее в 1978 году, когда...
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх