Свежие комментарии

  • Сергей Федосеев
    ...неуж будут ладить 407-ымые... - во дела, это ретро будет стоить наверное мама не горюй...Собянин и Мантуро...
  • Иван Щукин
    Вот для таких жильцов надо вводить сборы за мусор не с квадратных метров, а с количества зарегистрированных жильцов!В “резиновой” дву...
  • егор егоров
    Фигня полная хорошо возможно будет, если предмет выбрали мало детей и преподаватель будет заниматься с группой 3-4  ч...Одиннадцатиклассн...

«Несерьёзные» скульптуры Покровского-Стрешнева

«Несерьёзные» скульптуры Покровского-СтрешневаВ парке можно встретить железного рыбака и семью велосипедистов День был съеден. День ушёл. Нахлобучивался вечер. На золоте вечерней зари вспыхнули чёрно-белые клавиши берёз. Луна зажгла свой фонарь. Мягко подламываясь, стаивали фонари. Я шёл по лесопарку Покровское-Стрешнево к необычным скульптурам. Рыбалка у Иваньковского пруда Так получилось, что в последнее время Москва начала ставить памятники не только полководцам и государственным деятелям, но и обычным людям — рыбакам, сантехникам, велосипедистам… Люди вернулись в людей. Москва научилась улыбаться и дурачиться. — Как пройти к рыбаку? — крикнул я лыжнику в лесопарке. Лицо его блестело от пота, как хорошо утрамбованная лыжня. — Иди на просвет, — крикнул он, уносясь вдаль. Вдали показалась прогалина. Вот-вот, точно он — рыбак. Худой костистый мужик сидел на берегу пруда с задранной кверху удочкой. Мужик был сварен из труб, болтов и гаек. Фундаментальная простота его лица сочеталась с хитростью. На голове фуражка с якорем. К рыбаку подбирался железный кот, почуявший рыбу. В железном блюдце копошились железные черви. Рыбак сидел на железной скамейке около Иваньковского пруда. Болотные сапоги его были по колено в снегу. Какая-то девчушка, смеясь, присела рядом. Начала фотографироваться с рыбаком. Другие шли мимо, не замечая скульптуры. Они привыкли. Так становится невидимой долго висящая на стене картина. Велосипедисты и художники Я глянул на противоположный берег. Там мчались занесённые снегом железные велосипедисты. На длинном велосипеде ехала большая семья — бабуля с корзинкой и дед с рыбацким сачком. Впереди сидели мама в шляпке и дочка с игрушкой. Молодой глава семейства крутил педали впереди всех. По бокам бежали собака и коза. У них из глубокого снега торчали лишь уши. Одно место на велосипеде оставалось пустым — чтобы все могли сфотографироваться с весёлым семейством. Я подумал: все мы въезжаем из детства на трёхколёсном велосипеде. Насмотревшись на дружную семейку, побрёл к железному художнику, сидевшему недалеко и откинувшемуся с кистью в руках. Он смотрел на пустой квадрат картинной рамы, сквозь которую были видны заснеженные камыши. Другой художник на стремянке прибивал к небу другую картину. Сквозь пустую раму также были видны настоящие облака (художники, которые рисуют жизнь). Начиналось всё с берлинских гаек Эти простодушные фигуры сделаны были едва ли не изумительно (не случайно выставлялись на выставках, в парке «Музеон»). Но не надо их воспринимать серьёзнее, чем они того стоят. Будем попраздничному веселы, глядя на «несерьёзные» скульптуры. Больше улыбок, меньше злобы. Мир хижинам и дворцам. Давайте ездить на велосипедах и «Мерседесах». Создал эти забавные персонажи художник и скульптор Андрей Асерьянц. Отслужив в армии, он поступил в Строгановское училище, был принят в Союз художников. — Всё складывалось благополучно, — говорит Андрей. — Я не спился, не скололся, был готов к работе. Но! В 90-е появилась другая проблема: умерла страна, моя профессия стала никому не нужна. Можно было торговать очками на Арбате, продавать сигареты, делать всё что угодно, только не заниматься скульптурой. И Андрей уехал в Германию. Там ему дали мастерскую, «Мерседес» с кожаным салоном, в котором он перевозил металлолом для своих скульптур. Гайки, болты, компрессоры автомобилей, куски железа — всё это не хлам, а ценный материал для творений художника. В Берлине Асерьянц прожил восемь лет. Затем вернулся в Россию. Ищите...
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх