Последние комментарии

  • Ольга Ершова
    Надо шлейку надевать.Кот Дымок устроил переполох в Строгинском затоне
  • Григорий Абрамов
    А в Люблино кто нибудь занимается ВЕЛОДОРОЖКАМИ и где они ТАМ есть, только в парках или где ещё:? Посмотреть бы на ни...По одной из самых длинных велодорожек Москвы можно прокатиться в Митине
  • СЕРГИУС ДОСТОПОЧТИМЫЙ
    Удачи тебе Песа .Жители Строгина раскрыли кражу овчарки

215-летию пожарной охраны посвящается: как боевой вертолетчик стал тушить пожары в Москве

Алексей Диденко / Фото: Департамент ГОЧСиПБ г.МосквыСотрудник МАЦ рассказал о своем профессиональном пути В 2019 году исполнилось 215 лет пожарной охране Москвы, чему на страницах печатных и электронных изданий было немало посвящено статей и автобиографических очерков. Сегодня мы хотим рассказать о еще одном замечательном человеке, который тушит пожары с воздуха.
Это Диденко Алексей Александрович — командир воздушного судна-Ка-32А, пилот-инструктор, заместитель командира летного отряда Московского авиационного центра. Алексей Диденко — летчик с 40-летним стажем, полковник запаса Вооруженных сил РФ, ветеран боевых действий в Афганистане, за что имеет два Ордена «Красной Звезды» и Орден «За военные заслуги». За работу по ликвидации сложной ЧС 2017 года в столице награжден Медалью МЧС России «За отвагу на пожаре». За летную карьеру Алексей Диденко освоил 6 типов вертолетов, имеет богатый опыт полетов в сложных метеоусловиях, в том числе и ночью. Пилота по праву можно назвать и героем, и человеком-легендой, ведь это именно его экипаж в Афгане выследил и разгромил в 1987 году самый большой караван с оружием «боевиков» в истории войны. После были и другие подвиги вертолетчика, как на войне, так и в мирное время. — Алексей Александрович. Почему вы решили стать пилотом? С чего все началось? — Дед у меня был военным, он рано ушел из дома — стал сыном полка и прошел всю Великую Отечественную войну. Помню, мне было лет 10–12, когда я с восторгом слушал рассказы дедушки про его военное прошлое. Тогда и родилась мечта непременно стать военным. — Вы хотели быть именно пилотом вертолета? — Не совсем так. Сначала мне казалось, что я хочу быть летчиком-истребителем, но требования по медицинским показателям решили по-своему. И, как оказалось, не зря — ведь я стал пилотом вертолета, о чем совсем не жалею! По рекомендации военкомата поехал поступать в Саратовское военное авиационное училище летчиков. — Чем запомнился первый полет? — Первый полет всегда запоминается особенно. Тем более, до этого я никогда не летал. Поэтому и ощущения были острые (улыбается). Честно скажу, сколько бы я не летал, к этому привыкнуть нельзя, потому что каждый полет красив по-своему. -Как складывалась служба после училища? — По распределению в 1982 году попал в Германию на боевой вертолет Ми-24. После 3 лет службы в ГДР, где я получил большой налет и опыт работы в сложных метеоусловиях, меня по замене направили на Дальний Восток, а оттуда — в Афганистан. Это была моя первая боевая командировка. Там я отработал больше года. — Алексей Александрович, знаю, что там Вам, молодому командиру, удалось разбомбить самый большой в истории Афганской войны караван? — Это было 3 июня 1987 года. Караван заметили раньше, но найти его не могли из-за маскировки. Мы вылетели еще до восхода солнца: два Ми-8 — транспортно-боевых со спецназовцами, и два Ми-24 — боевых, которые осуществляли поддержку с воздуха. Я, совсем юный командир 26 лет, работал как раз на Ми-24. Противник совсем не ожидал нас увидеть. Да и мы такому количеству верблюдов и погонщиков были удивлены. Ведь это только потом мы узнали, что это был самый большой караван за всю историю Афганской войны — 250 вьючных животных и около 300 погонщиков. Первые минут 40 боя обратный огонь был очень мощный — вертолет прострелили, как решето. Была мысль улететь за подмогой, но наши спецназовцы находились на земле, поэтому их нельзя было оставлять без огневой поддержки. После боя мы обнаружили столько оружия, что пришлось вызывать еще пару Ми-8, да и то справились кое-как только за шесть рейсов. Афганистан запомнился подобными вылазками и бессонными ночами. Гораздо хуже было в Нагорном Карабахе. Там в тебя только ленивый не стрелял. -То есть, после той командировки были еще «горячие точки»? — Конечно. И не раз. Когда началась перестройка, я попал в Ереван, и как раз в это время начался конфликт с Нагорным Карабахом. Бардак был страшный. Не было никакой согласованности. Непрекращаемая стрельба. Один раз мне так попало, что еле уцелел. Перехожу через перевал, и тут в правый подвесной бак в машину ударяют из крупнокалиберного пулемёта. Бак взорвался, топливо вытекло, вертолет загорелся. Вынужденно посадив...
Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх